Там правили злобные сельские фанатики, которые изводили местное население своими безумными правилами правильного "исламского" поведения, но это не было военным или дипломатическим приоритетом для кого-либо.

Сейчас он собирается вернуться к такому изолированному и изоляционистскому существованию. Ни тогда, ни сейчас у талибов нет даже внешней политики. Они больше похожи на франшизу, различные элементы которой разделяют определенные базовые принципы (например, иностранцы, женщины и демократия - это плохо), но члены которой в первую очередь сосредоточены на местных проблемах и личных амбициях.

Это не первый раз, когда страна находится в таком беспорядке, и единственное полезное, что может сделать нынешняя партия иностранных захватчиков на своем пути, это предложить убежище за границей как можно большему числу афганцев, которые поверили их обещаниям. Это, конечно, будет не более десяти или двадцати процентов тех, кто заслужил их защиту.

Русские и американцы разделяют вину за эту катастрофу. Трудно поверить, что незахваченный Афганистан мог мирно превратиться в процветающее демократическое общество с равными правами для всех, но "незахваченный" - это единственное состояние, в котором он мог приблизиться к этой цели.

Зародыш такого процесса модернизации под местным руководством был заложен в свержении короля в 1973 году и провозглашении Афганской республики. Другие государства с мусульманским большинством успешно осуществили этот переход - например, Турция, несмотря на ее нынешнее правительство, - но афганская попытка не увенчалась успехом.

Сразу же началось жестокое сопротивление со стороны традиционных социальных и религиозных групп, и шатающийся новый республиканский режим был свергнут в 1978 году в результате кровавого военного переворота. Молодые офицеры, захватившие власть, были марксистами и навязали радикальную программу реформ.

Они предоставили женщинам право голоса и равный доступ к образованию, провели земельную реформу и даже покусились на роль религии. К 1979 году марксистский режим столкнулся с массовым восстанием в консервативных сельских районах, и одна из фракций обратилась за советской военной помощью.

Больное коммунистическое руководство в Москве согласилось, и 100 000 советских солдат вошли в страну. Последующая война опустошала страну в течение десяти лет - при значительной помощи Соединенных Штатов.

В тот день, когда Советы официально пересекли (афганскую) границу, я написал президенту Картеру: "Теперь у нас есть возможность дать СССР его вьетнамскую войну", - говорит бывший советник по национальной безопасности США Збигнев Бжезинский. Он немедленно начал посылать деньги и оружие сельским повстанцам, которые позже стали талибами.

Потребовалось десять лет, 40 миллиардов долларов тайной военной помощи США и около миллиона погибших афганцев, но к 1989 году талибы и их различные исламистские соперники вынудили русских уйти. Вскоре после этого Советский Союз распался, и Бжезинский высокомерно, но неправдоподобно поставил это себе в заслугу.

"Что важнее для мировой истории?" - спрашивал он, - "Талибан или распад советской империи? Какие-то взбудораженные мусульмане или освобождение Центральной Европы и окончание холодной войны?" В действительности Советский Союз все равно шел к краху, но "взбудораженные мусульмане" оказались довольно большой проблемой.

Талибы пришли к власти в Кабуле в 1996 году после долгой войны между различными исламистскими группировками, и в течение пяти лет плохо и жестоко управляли большей частью страны. Затем арабский исламист по имени Усама бен Ладен злоупотребил гостеприимством лидера талибов муллы Омара, организовав в 2001 году теракты 11 сентября против США.

Возможно, бен Ладен даже не сообщил мулле Омару о нападениях заранее. Принцип "необходимости знать" для секретных операций говорит против этого, как и возможность того, что мулла Омар мог запретить нападения, потому что не хотел вторжения.

Американское вторжение было неизбежным после 11 сентября, потому что политически необходимо было эффектное возмездие. Это привело к еще одной двадцатилетней войне: талибы против еще одного набора иностранцев, которые мало что понимали о недавней истории страны и о том, почему она вызывает у местного населения глубокое недоверие к "полезным" иностранцам.

Даже сейчас американцы не осознают, насколько близко они повторили советский опыт в этой стране. Финал, который сейчас разворачивается, был предрешен с самого начала, хотя он занял вдвое больше времени, потому что Соединенные Штаты намного богаче России. Тем не менее, последствия будут такими же.

Различные фракции Талибана расколются, в основном по этническому признаку, и последует еще одна гражданская война неопределенной продолжительности. Правление победителей будет таким же жестоким и произвольным, как и в прошлый раз. А остальной мир быстро потеряет интерес, потому что Афганистан больше нигде не будет представлять серьезной угрозы.