Это приятное отвлечение от ежедневных предупреждений о неизбежном вторжении России в Украину, и еще менее вероятно, что оно закончится настоящей войной. Северная Корея за месяц провела испытательный пуск семи различных ракет, президент США Джо Байден в ответ ввел новые санкции против государства-отшельника Ким Чен Ына, и все вывели своих боевых коней на бодрую рысь по ипподрому.

Реальность, однако, такова, что никто из власть имущих ничуть не взволнован этой перепалкой между Пхеньяном и Вашингтоном.

СМИ спекулируют на тему того, хотят ли северокорейские испытания повлиять на предстоящие выборы в Южной Корее или заманить Байдена на саммит в стиле Трампа, но наиболее вероятным мотивом является то, о чем сказал профессор Ким: желание продемонстрировать эффективность северокорейских ракет. Тех самых, которые несут ядерное оружие Северной Кореи.

Пхеньян не испытывал ядерное оружие с 2017 года, но считается, что к настоящему времени у него есть 50-60 боеголовок. С тех пор он также не проводил испытательных запусков межконтинентальных баллистических ракет (тех, которые могут достичь любой точки США). В январе были проведены испытания "гиперзвуковых" ракет, ракет "средней дальности", крылатых ракет и аналогичного оборудования.

Большинство из этих ракет, вероятно, могут нести и ядерные боеголовки, но только до Южной Кореи или Японии, местных союзников Америки. Это внушительные инвестиции для маленькой, довольно бедной страны (население такое же, как в Австралии, но в шесть раз меньше) - но они не так уж экстравагантны, если учесть, что все эти ядерные ракеты предназначены для сдерживания Соединенных Штатов.

Ни один американский дипломат или военный не признает публично, что страх Северной Кореи перед американским ядерным нападением оправдан, но более умные из них понимают, что правила ядерного сдерживания абсолютно одинаковы для демократических сверхдержав и карликовых тираний. Если у вашего врага есть ядерное оружие, то, чтобы быть в безопасности, оно должно быть и у вас.

Саддам Хусейн и Муаммар Каддафи усвоили этот урок на собственном опыте, и Ким Чен Ын не намерен идти по их стопам. Корейская Народно-Демократическая Республика, как официально называется его вотчина, находится в состоянии военной конфронтации с Южной Кореей, которая никогда не исчезнет, поскольку они обе являются частью одного и того же разделенного государства.

Армия Северной Кореи в два раза больше армии Южной Кореи, хотя последняя имеет вдвое больше населения и в десять раз больше богатств. Южная Корея держит свои вооруженные силы небольшими, потому что в конечном итоге она может рассчитывать на защиту своего американского союзника - а у этого американского союзника есть ядерное оружие и доказанная готовность его применить.

С точки зрения Пхеньяна, американское ядерное оружие представляет собой смертельную угрозу, и никто не сможет убедить северокорейский режим в том, что оно никогда не будет использовано против него, если он не нападет первым. Американцы не откажутся от ядерного оружия, если Китай и Россия дадут такие обещания, и не поверят Америке на слово. Слишком многое поставлено на карту, чтобы рисковать.

Такова универсальная дилемма ядерного оружия. Северная Корея имеет не меньше прав беспокоиться о нем, чем Соединенные Штаты, и она никогда не откажется от своего ядерного оружия, пока сохраняется нынешняя конфронтация на Корейском полуострове. (71 год и далее.)

Любые встречи или "саммиты" между американскими и северокорейскими дипломатами или лидерами будут обусловлены вечным желанием Северной Кореи положить конец торговым санкциям ООН и США и/или тщетными попытками Америки заставить Кима согласиться на одностороннее ядерное разоружение. Ни того, ни другого не произойдет, но и кризиса нет.

Северокорейский режим порочен, но он не безумен. После окончания Корейской войны в 1953 году на полуострове воцарился достаточно стабильный холодный мир, гарантированный после первого северокорейского ядерного испытания в 2006 году взаимным ядерным сдерживанием США и Северной Кореи. Сейчас нет острой необходимости "исправлять" или "укреплять".

Соединенные Штаты не могут заставить себя публично признать этот факт, но Пентагон и Госдепартамент в частном порядке признают, что на сегодняшний день это давно установленная реальность отношений между США и КНДР.

"Они очень хорошо понимают значение продвижения по лестнице дальности", - сказал в воскресенье высокопоставленный чиновник администрации Байден, косвенно признавая, что северокорейцы не испытывали никаких новых ракет, способных поразить американскую родину. Взаимопонимание действительно есть. Они просто не могут об этом говорить.